Лучший журналист месяца за май 2019 года

Просмотров: 79Комментарии: 0
Лучший журналист месяца за май 2019 года

В результате рассмотрения представленных работ журналистов и внештатных авторов конкурсная комиссия решила признать «Лучшим журналистом месяца» за май 2019 года Юлию Ивановну Перову, главного редактора газеты «Авангард», с материалом «Мы приехали к тебе, Тимофей».

Представляем вниманию материал победителя.

«Мы приехали к тебе, Тимофей!»

Эта поездка должна была состояться несколько лет тому назад или десятилетий…

Вечная тема

30.04.2019 г.

Помню, как девочкой семидевяти лет приходила с родителями и бабушкой на климовский погост на улице Советской в подобные пасхальные дни. В первую очередь мы навещали могилу дедушки Николая: кланялись, совершали все принятые обряды. Затем шли к другим. Никого из погребенных там я живыми не застала, да и не знала, будучи ребенком, цену жизни. Поэтому, наверное, молча терпеливо ждала взрослых, наблюдая за ними.

Но никто не торопился. Кладбище не место для суеты и спешки.

А у следующей оградки из года в год невольно речь шла о месте захоронения Тимофея Лысикова, который смотрел на нас с чернобелого овала. Он и мой прадед волею судьбы на двоих делят этот постамент. Ребенком я считала, что две фотографии на одном памятнике говорят о том, что в могиле захоронены два человека.

Однако мне объяснили, что это не всегда так. Тимофей — брат моей бабушки. Он погиб и похоронен в Белоруссии, под Гомелем. Но где именно неизвестно, а моя прабабушка очень хотела съездить к нему на могилу.

Пролетели годы. И вот я теперь лишь с родителями в погожую Светлую Седмицу у могилы Тимофея. Ушла уже от нас моя любимая бабушка Лена… А разговор у могилы солдата Великой Отечественной всё тот же: «так и не нашли», «так и не съездили».

После смерти бабушки прошло более двух десятилетий до того момента, как мой отец после очередных «причитаний» на кладбище у фотографии красноармейца Лысикова окончательно решил найти место его захоронения.

В 2009 году, опираясь на скудную информацию Книги Памяти Брянской области, том V:

он начал поиск.

Выяснил, что в Гомельской области есть как минимум шесть Антоновок. В какой из них похоронен Тимофей, было непонятно.

Уже после смерти отца, перебирая его папку, в которой хранились все документы и ксерокопии, связанные с поиском места захоронения дяди моей мамы, я нашла среди них нарисованный от руки маршрут движения. Он запланирован был через все Антоновки. В папке и по сей день лежит и общегеографический атлас Гомельской области, в нем — отметки, аккуратно загнуты несколько уголков.

Помня отцовскую любовь к дороге, беспокойный характер и умение отложить все обычные ежедневные дела на потом ради самого важного в данную минуту, смею предположить, что только отсутствие личного транспорта тогда остановило его от поездки по всем гомельским Антоновкам. Точнее сказать, он временно отсрочил поездку, как говорится, до выяснения обстоятельств…

И поиск был продолжен…

В те годы Интернет не был еще распространен так, как сегодня, поэтому, чтобы найти необходимую информацию о погибшем, надо было купить не один конверт и исписать не один лист бумаги. Но отцу это было не в тягость. Он не только сочинял письма, но и лично звонил сначала в облвоенкомат Гомельщины, а потом и в военные комиссариаты районов. И ждал ответа.

Всё понемногу стало проясняться.

Вскоре узнал: место захоронения Тимофея Михайловича Лысикова — Полесская область, Паричский район, д. Антоновка.

Такого района в 2009 году на Гомельщине уже не было: деревня Антоновка Паричского (сейчас Жлобинского) района Полесской (сейчас Гомельской) области. Видимо, эти переименования и сбивали с короткого пути, водя вокруг да около.

Вот передо мной ответ, который получил отец в сентябре 2009 года от военного комиссара Жлобинского районного военного комиссариата полковника С.В. Кривоносова:

«Ваше письмо в отношении рядового Лысикова Тимофея Михайловича рассмотрено. К большому сожалению, он до настоящего времени в списках погибших во время Великой Отечественной войны и захороненных в братских могилах Жлобинского района не значится.

102 стрелковая Дальневосточная НовгородСеверская дивизия, в состав которой входил 30 Хасанский стрелковый полк, в период с 29.01.1944 г. по 27 июня 1944 г. участвовала в боях за освобождение Жлобинского района, в том числе населенных пунктов Коротковичского сельсовета, на территории которого находится и д. Антоновка. Эти сведения имеются в исторической справке о боевом пути дивизии.

По сведениям, имеющимся в книге «Память. Жлобин. Жлобинский район», многие погибшие из подразделений и частей 102 стрелковой дивизии, в том числе и 30 Хасанского стрелкового полка захоронены в братской могиле д. Антоновка.

На основании представленной Вами копии извещения о гибели и копии Книги Памяти Климовского района Брянской области, а также с учетом исторической справки о боевом пути 102 СД и сведений, имеющихся в книге «Память. Жлобин. Жлобинский район», нами направлено ходатайство в Жлобинский районный исполнительный комитет о внесении рядового Лысикова Т.М. в списки захороненных в братской могиле д. Антоновка Коротковичского сельсовета. Его имя будет увековечено установленным порядком, путем нанесения фамилии на надгробную плиту указанной братской могилы Коротковичским сельским исполнительным комитетом при наличии финансовых средств».

Получив это письмо, отец еще чаще стал говорить о поездке в Беларусь. Однако, как и прежде, отсутствие личного транспорта, а также прямого междугороднего сообщения между нашим поселком и Жлобином, да и возраст не позволили выполнить долг, который он, собственно, сам и взял на свои плечи. А через год отца не стало.

…По стране прокатилась первая акция «Бессмертный полк». Мама достала из альбома две фотографии своего дяди, который не дожил меньше двух лет до её рождения. Аккуратно переписала на белый лист бумаги всё, что напечатано про Тимофея Лысикова в Книге Памяти с хранящейся в папке отца ксерокопии и отдала мне, чтобы я обязательно рассказала его историю на сайте Бессмертного полка…

И опять прозвучали слова: «так и не съездили». Вот тогда я пообещала, что мы обязательно найдем могилу Тимофея.

***

Кто потерял родителей, понимает, какую боль доставляет разбор семейного архива. К этому можно приступать лишь спустя время, причем ктото может начать это делать уже после сорока дней, а комуто нужны месяцы или годы.

Наши же семейные фотоальбомы просто бережно перенесены из одного дома в другой. Трудно их листать, а принять решение еще сложнее. А вот отцовскую папку я доставала в канун прошлого Дня Победы, в ней теперь храню и две фотографии, которые отдала мне мать. На страницах «Авангарда» в 2018 году мы собрали «Наш Бессмертный полк». Не забыла про Тимофея, и он был в составе «полка».

Но именно тогда «так и не доехали» сменилось на «когда поедем?».

«Задачи поставлены!»

С приходом нынешней весны было решено ехать по указанному в письме военного комиссара Жлобинского комиссариата адресу.

Однако мне известны случаи, когда изза нечетко написанных данных в архивных документах, по просьбе родственников красноармейцев, их быстренько, не ища особых подтверждений, увековечивали в местах предполагаемых захоронений. Это заставляло задуматься.

Да и настойчивый характер моего отца наводил на мысли, что у военного комиссариата просто не было выхода, как увековечить Тимофея Михайловича Лысикова на жлобинской земле. Поэтому, прежде чем отправиться в путь, попросила помочь мне разобраться в Антоновках доброго и неравнодушного человека Александра Филипповича Долженкова. Написала ему письмо, в котором рассказала о своем желании побывать на месте захоронения Тимофея Лысикова.

Незамедлительно мне пришел ответ. Александр Филиппович уточнял ряд деталей поиска, а завершался он четко и повоенному: «Задачи поставлены. За работу, господа!».

Теперь мне оставалось немного подождать и собираться в дорогу.

Еще пару писем для уточнения деталей. И вот долгожданные строки: «Ваш родственник, Лысиков Тимофей Михайлович, похоронен в д. Антоновка Коротковичского сельсовета Жлобинского района Гомельской области, Беларусь. Увековечен. Все документы, которые я собрал в ходе поиска, привезу 30 апреля 2019 года в 12:00. С уважением, Александр Долженков».

Сегодня почти в полдень Александр Филиппович зашёл в редакцию. Протянул мне собранные и аккуратно сложенные документы, объяснив, как какой называется и что его содержание подразумевает.

Были среди них даже и варианты маршрутов и искреннее пожелание зеленых светофоров.

Ну что же!? Сомнения развеяны. Утром в путь!

Первомай

1.05.2019 г.

Утро выдалось хотя и солнечным, но ветер пробивал до мурашек.

Трудно было скрыть волнение. Неужели мы всетаки сегодня найдем то место, где остался на вечный покой рядовой Тимофей Лысиков? Спустя 75 лет…

Положив в белую салфеточку горсть брянской земли, отправились в путь.

Белоруссия встречала такой же солнечной и ветреной погодой, желтыми одуванчиками и полями, на которых бурлила работа. А благодаря праздничному дню, и пустыми трассами.

Поэтому мы спустя пару часов уже держали путь по Жлобинскому району Гомельщины.

Конечно, места были незнакомые, пришлось пользоваться навигатором. На всякий случай и Александр Филиппович к бумагам, которые мне передал, приложил два варианта движения.

И вот навигатор настойчиво повторяет, что мы добрались до места назначения. Однако никакого памятника в округе не видно. Но рядом есть магазин, продавец, наверняка, сможет нам помочь…

Вот и первое разочарование: в Антоновке нет ни памятников, ни захоронений солдат. Но тут же нам советуют чуть проехать, якобы на горке есть мемориал…

Сердце учащенно бьется. Почемуто я боюсь встретиться взглядом с замершим навечно солдатом… Но сквозь ели на нас смотрит не тот солдат, которого мы видели на фотографиях. Каменный красноармеец склонился, опираясь на колено, а там, где наш Тимофей, он стоит во весь рост. Нет и плит с именами увековеченных.

И тут мы понимаем, что техника нас привела, как и просили, в Антоновку Жлобинского района, однако сельское поселение было иным.

Спасибо повстречавшимся нам белорусам, всё разъяснили и дорогу подсказали. Как оказалось, до нашей Антоновки километров тридцать…

Согласовав свои действия с «инструкциями» Александра Филипповича, попросили у навигатора показать дорогу до населенного пункта Коротковичи — центра сельского поселения. А там дело оставалось за малым, но без помощи интуиции не обошлось.

«Вы шумите, берЁзы…»

Узкая лесная дорога вывела нас на солнечную поляну. Справа чуть поодаль виднелся небольшой деревенский домик с двумя окошками. А вот слева на постаменте стоял застывший в камне солдат с автоматом в руках. У его подножья — братская могила. По всему периметру — плиты с именами оставшихся навечно среди берез в белорусском лесу… В братской могиле – 228 советских воинов, в том числе два партизана. Из них имена 24 неизвестны и по сей день. Уверена, если бы в 2009 году мой отец не нашел место захоронения Тимофея, то сейчас бы на плите было бы написано: «неизвестные —25».

Одолевали странные чувства. Трудно было сдерживать эмоции: это были не только мои слезы, но и прабабушки, бабушки, мамы… В то же время вокруг было настолько ярко и светло от весенней зелени и лучей солнца, что нельзя было не радоваться жизни, которая у нас есть, в том числе и благодаря бойцам, лежащим в братской могиле на окраине одной из белорусских Антоновок.

Наверное, совпадение, но этот солдат был значительно моложе стоящего на постаменте в ельнике. Это был образ паренька лет двадцатидвадцати трех… Именно столько и было Тимофею Лысикову, когда он шёл в последний бой, защищая свою так и не дождавшуюся его мать, своих сестер и братьев… Нас, ныне живущих.

судьбазлодейка

Говорят, от судьбы не уйдешь… И коль тебе суждено умереть от пули, то если не первая, то вторая догонит.

Судя по архивам и подписям на фотографиях, предположительно, в 1942 году Тимофей Лысиков получил тяжелое ранение. Причем на восстановление ему понадобился почти год, который он провел в госпитале. После длительного лечения — шестимесячный отпуск.

Вот что он пишет на одной из фотографий своей матери:

«На память милой маме от сына Тимофея. Фотографировался в 1943 году 28 мая. Уходя на западный фронт из гор. Тушино Московской области. Прошу беречь эту мою фотокарточку, где сфотографировался с боевыми товарищами в дни священной Отечественной войны. Слева Дорохов Фома Арсентивич — воронежский. Справа Агафоновов Михаил — московский. И в середине ваш младший сын. Дарю после тяжелого ранения, находясь в отпуске 6месячном в Москве. Лысиков Т.М.»

Эта фотография, как следует из подписи, сделана в Москве. Тимофей Михайлович был там после ранения и отпуска. А 8 января 1944 года отправлен Сталинским РВК

г. Москвы на сборный пункт Мосгорвоенкомата по адресу: Спасский тупик, дом 12, школа №274. Оттуда, скорее всего, он и попал в 30 Хасанский стрелковый полк 102 стрелковой дивизии.

Путь Тимофея с Хасанским стрелковым полком был недолгим. В конце апреля 1944 года, когда весна набирала силу, и особенно хотелось жить, Тимофея Лысикова не стало. Как спустя годы написали в Книге Памяти: погиб в бою.

Хорошая примета

Как только мы выехали на автостраду, покинув белорусский лес, солнышко быстро исчезло за тучками и начался долгожданный дождь. А это, говорят, хорошая примета в дороге. На полях и огородах не хватало влаги, поэтому обрадовались весеннему ливню, надеясь, что дождь идет и в Климово.

Немного удивительно, но он действительно пошел, словно по заказу. Ни минутой раньше, а в то время, когда нам уже не надо было спешить, мы успели поклониться братской могиле и зажечь поминальную свечу. Он пошел, когда обещание побывать на могиле Тимофея Лысикова было выполнено. И мы уезжали…

С каждым остававшимся позади километром становилось спокойнее на душе. А в голове весь обратный путь звучала одна фраза: «Мы нашли тебя, Тимофей!».

Юлия ПЕРОВА

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question


Комментарий будет опубликован после проверки

     

  

(обязательно)